Правда или миф?

Каждый день тяжелобольные дети и взрослые ждут доноров, готовых пожертвовать свои кроветворные клетки. Помощь совершенно незнакомых людей дает больным надежду на выздоровление. Эта процедура известна как донорство костного мозга, и с ней связано много мифов и заблуждений. 

Вместе с экспертами благотворительного фонда AdVita и Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева мы разобрали несколько самых распространенных из них. Мы надеемся, что с каждым годом все больше людей в России будут вступать в регистр доноров костного мозга. Это спасет жизни сотен детей и взрослых, нуждающихся в трансплантации.

Мы собрали и проанализировали главные заблуждения о донорстве костного мозга.

 

 

Миф #1: Костный мозг — то же самое, что спинной мозг


Факт: Эти два органа выполняют совершенно разные функции и состоят из разных видов клеток. «Спинной мозг состоит из нейронов и отростков нервных клеток и относится к центральной нервной системе. Костный мозг — это орган кроветворной системы, ткань, находящаяся внутри кости, — поясняет Кирилл Киргизов, врач-гематолог, заведующий отделом научных исследований и клинических технологий НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева. — Если главная задача спинного мозга — передача нервных импульсов, то костный мозг отвечает за процесс кроветворения и выработки иммунных клеток».

Но, к сожалению, из-за недостатка доступной информации многие россияне не до конца представляют, что такое костный мозг и где он находится. «Нам даже однажды позвонили и спросили, можно ли стать донором части головного мозга, — рассказывает Мария Костылева, координатор донорской службы фонда AdVita. — Поэтому рассказ о донорстве гемопоэтических стволовых клеток мы всегда начинаем с небольшого анатомического обзора».

Миф #2: Сдавать костный мозг очень больно


Факт: Донорство кроветворных клеток не связано с сильным болевым синдромом. «Поскольку костный мозг часто путают со спинным, то распространен миф о том, что забор будет делаться из позвоночника и при этом донор будет испытывать острую боль, — рассказывает Мария Костылева. — На самом деле это относительно безболезненная процедура». «Более того, словосочетание "донорство костного мозга" уже не выражает сути этого вида донорства. Определение появилось в 1960-х годах, когда для трансплантации использовался исключительно костный мозг, получаемый непосредственно из кости, — добавляет Кирилл Киргизов. — Сегодня мы говорим о трансплантации гемопоэтических стволовых клеток, которые содержатся и в костном мозге. Эти клетки можно получить как из костного мозга, так и из периферической крови». Таким образом, донорство костного мозга будет правильнее называть донорством гемопоэтических стволовых клеток».

 

Существует два способа донорства гемопоэтических стволовых клеток. В одном случае извлекают костный мозг из тазовой кости с помощью иглы. «Мы проводим эту процедуру под общим наркозом или с помощью эпидуральной анестезии, в зависимости от предпочтений донора, — поясняет Лариса Шелихова, заведующая отделением ТГСК № 1. — Мы всегда индивидуально подбираем анестезию с учетом состояния донора и прежде всего заботимся о его здоровье».

 

Во втором случае гемопоэтические стволовые клетки выделяются из периферической крови донора, то есть из крови, циркулирующей по сосудам тела. «Единственное болезненное ощущение при этом — укол иглы в начале процедуры, — рассказывает Кирилл Киргизов. — Также перед тем, как мы начинаем сепарировать клетки, донор в течение нескольких дней получает инъекции препарата, стимулирующего выход кроветворных клеток в периферическую кровь».

 

При заборе гемопоэтических клеток из периферической крови донор какое-то время проводит под наблюдением врачей. «Донор может ощущать гриппоподобные симптомы, в таком случае мы тоже наблюдаем за донором и при необходимости оказываем симптоматическую помощь», — говорит Кирилл Киргизов.

Врачи рекомендуют конкретный способ забора гемопоэтических стволовых клеток в зависимости от диагноза пациента и предполагаемого метода лечения, но окончательное решение в любом случае будет принимать донор.

Миф #3: Сдавать костный мозг опасно


Факт: Существуют абсолютные и относительные противопоказания к донорству гемопоэтических стволовых клеток. Они, как правило, сходны с противопоказаниями к донорству крови. Прежде чем человек сдаст кроветворные клетки, врачи проводят тщательное обследование, определяющее отсутствие противопоказаний. Это сводит к минимуму риск осложнений. «Преувеличением будет сказать, что донор ничем не рискует, сдавая гемопоэтические стволовые клетки. Однако развитие медицинских технологий делает эту процедуру достаточно безопасной», — поясняет Лариса Шелихова. Согласно принятому в международной практике регламенту, решение о том, допустить ли человека к донорству, принимают врачи из клиники, никак не связанной с той больницей, где будет проходить трансплантация. «Это делается для того, чтобы максимально защитить донора, — поясняет Кирилл Киргизов. — Мы соблюдаем это правило. Донор и реципиент не должны знать друг о друге и не могут находиться в одной больнице. Знакомство донора и реципиента возможно только спустя два года после трансплантации».

 

О низком риске для здоровья донора говорит и тот факт, что с недавнего времени отечественные страховые компании страхуют доноров гемопоэтических стволовых клеток на случай осложнений. «Это решение было революционным, — комментирует Кирилл Киргизов. — Оно позволяет максимально защитить российских доноров. В международной практике такое страхование проводится давно и доказало, что осложнения при донорстве кроветворных клеток встречаются крайне редко».

 

 

Миф #4: Восстановиться после донорства костного мозга трудно


Факт: Способность к регенерации гемопоэтических стволовых клеток настолько высока, что при необходимости донором можно становиться несколько раз в жизни без последствий для здоровья. «Гемопоэтические клетки восстанавливаются в организме донора достаточно быстро, повторное донорство возможно уже через 3 месяца после забора клеток, — рассказывает Лариса Шелихова. — Мы обязательно наблюдаем донора около суток после забора гемопоэтических стволовых клеток и даем рекомендации по поводу дальнейшего наблюдения и необходимых анализов».

 

 

Миф #5: Поиск и активацию доноров оплачивает государство


Факт: Квот на активацию неродственных доноров в России пока не существует. Министерство здравоохранения выделяет квоты на проведение трансплантации, а также незначительное количество квот на родственное донорство. Число квот очень ограниченно и не покрывает количество трансплантаций, что влечет за собой необходимость обращаться в благотворительные фонды. «Поэтому оплата активации российского неродственного донора (подробное обследование, анализы, необходимые препараты в случае забора клеток из периферической крови), его проезд в клинику и проживание оплачиваются также благотворительными организациями, — поясняет Мария Костылева. — Вот только цена активации донора из России (поиск донора в отечественном регистре проводится бесплатно) значительно ниже, чем цена поиска и активации донора из международного регистра. В Германии это обойдется примерно в 18 000 евро, в России — от 150 до 300 тысяч рублей». Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова официально существует и развивается с 2013 года. Регистр объединил 12 региональных российских регистров и один казахский.

Миф #6: Стволовые клетки россиян отправляют за границу


Факт: На самом деле гемопоэтические стволовые клетки российских доноров не так часто пересекают границы страны. К сожалению, объединенная база данных российского регистра пока не входит в международную поисковую систему доноров гемопоэтических стволовых клеток. Мария Костылева поясняет: «Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова пока не включен в международную поисковую систему доноров костного мозга BMDW. На сегодняшний день в регистре могут осуществлять поиск только российские клиники». «Очень жаль, что Национальный регистр пока не подключен к международной базе, — добавляет Кирилл Киргизов. — Именно сотрудничество регистров из разных стран позволяет нам, врачам, своевременно находить доноров тем пациентам, которым не удалось подобрать генетически совместимой пары в национальном регистре. А ведь время поиска донора всегда ограниченно».

 

 

Миф #7: Если донору не позвонили из регистра в течение года, значит, он никому не подошел


Факт: С момента забора крови на HLA-типирование до момента донорства гемопоэтических стволовых клеток может пройти несколько лет. Международная статистика последних лет говорит, что в течение года примерно каждый тысячный участник регистра становится реальным донором. В России, по оценкам, сейчас донором становится приблизительно каждый 700-й человек, сдавший кровь на типирование. Кирилл Киргизов поясняет: «Это связано с тем, что в каждом случае неродственного донорства мы ищем 100% совпадение по определенным параметрам, так называемым локусам. При этом роль играет еще множество факторов. Гемопоэтические клетки невозможно заготовить заранее, подбор донора — это всегда кропотливая работа, в которой учитываются все возможные последствия для донора и реципиента».


«Сейчас, когда российский регистр небольшой по мировым меркам, мы не так часто находим в нем доноров, — говорит Лариса Шелихова, — но развитие его, безусловно, необходимо». Кирилл Киргизов считает, что развитие российского регистра можно считать вопросом национальной безопасности: «Россия — удивительная многонациональная страна, и сейчас важно отразить это этническое разнообразие в российском регистре, поскольку для некоторых "изолятов" — генетически обособленных популяций (например, для представителей коренных народностей Севера или некоторых этносов, проживающих на Кавказе) — найти генетически близких доноров крайне сложно».

 

 

Миф #8: Вероятность, что пациент вылечится после трансплантации, мала


Факт: Конечно, все зависит от диагноза, состояния на момент пересадки и многих других факторов, но в любом случае это последняя надежда для пациентов, ожидающих трансплантации, и чем дольше реципиент ждет своего донора, тем меньше шансов остается.


«Медицина стремительно развивается. Возможности, казавшиеся недостижимыми, становятся реальностью. Сейчас наши пациенты полностью выздоравливают после трансплантации значительно чаще, чем еще пять лет назад, — рассказывает Лариса Шелихова. — Кроме того, расширился перечень заболеваний (аутоиммунные, генетические), которые теперь лечатся с помощью трансплантации». «Сложно представить себе более значительный и вызывающий уважение поступок, чем донорство, — считает Кирилл Киргизов. — Донор осознанно и безвозмездно делится с незнакомым человеком своими здоровыми клетками, давая ему шанс на выздоровление».

 

Мы верим, что увеличение донорского регистра, исчезновение «страшных» мифов о донорстве дадут шанс на выздоровление большим и маленьким пациентам. Узнать подробности о том, как стать донором кроветворных клеток, можно на сайте благотворительного фонда AdVita. Донорство кроветворных клеток — ответственный и серьезный шаг. Совершая его, мы спасаем жизни.

Больше историй
  • Оксана Соболевская
    Первые герои проекта «Родная кровь» — сиблинги: сестра и брат, Оксана и Антон. Оксане 22 года, она студентка, волонтер фонда «Подари жизнь». Антону 31 год, он...
    Подробнее ...
  • Катя Картышова
    С момента болезни Кати у сестер Картышовых многое изменилось: позади остались школа, институт, было много работы, неожиданных открытий и амплуа: девушки — фотомодели,...
    Подробнее ...
  • Настя Зерова
    Иначе как удивительной историю Насти Зеровой из маленького городка Губаха Пермского края не назовешь. Все самое необычное, что только может произойти с людьми, которые...
    Подробнее ...
  • Кристина Тарасова
      Сестры Кристина и Анна Тарасовы живут в Курске. Вернее, это раньше у них была одна фамилия на двоих. После замужества фамилии у них стали разные, но изменилось, похоже,...
    Подробнее ...